April 7th, 2021

Прильну к сосне корявой

Обычно хотя бы раз в пару недель я пишу пост в ЖЖ, а сейчас что-то долго темы не подворачивалось, и вот уже прошло больше месяца со времён последнего поста, и я прямо-таки боюсь сесть за клавиатуру. Уже несколько дней собиралась сесть и написать, и каждый раз с облегчением откладывала эту затею. А ведь раньше прямо в самолёте строчила заметки! Вот и сейчас всё кругами ходила и боялась напечатать первое слово. Теперь уже две с половиной строчки позади, авось, раскочегарюсь, ведь не могла же я разлюбить писать?

Во время съёмок "Слабого звена" между двумя участниками разгорелся спор о том, является ли Владимир Набоков нобелевским лауреатом, этот момент даже вошёл в программу. А я подумала, что ничего у Набокова не читала, и полезла в интернет искать, что советуют почитать. И как-то сразу мне попались очень тёплые отзывы о его автобиографической книге "Другие берега". Вот её-то я потихоньку почитывала в последнее время. Книга написана удивительно красочно, объёмно, живо (а вот мне сейчас хочется бросить написание этого поста и закрыть страничку!), мне кажется, я даже чувствовала запах собранных матерью Набокова грибов и видела прилипшие к ним травинки. И тут я собралась одним днём слетать в Питер, а если в Питер, то почему бы там не посетить дом, где Набоков родился и вырос. Я взяла служебный билет, настроилась на поездку... а в субботу встала в 5 утра, посмотрела загрузку рейса и легла спать обратно - шансы улететь были ничтожны. Это уже потом я узнала, что поместилась бы в самолёт. Но история, как известно, не терпит сослагательного наклонения, поэтому в воскресенье я села за руль Лайнера и поехала в милое моему сердцу Поленово (о, кажется, процесс пошёл, я втягиваюсь в написание текста).

Последнее воскресенье марта было просто ослепительным. Сухое Симферопольское шоссе убегало на юг, по радио играли песни, хорошо ложившиеся на дорогу, нерпа Влаааадик лежал на своём месте под лобовым стеклом, где-то на заднем сидении булькал в термосе малиновый компот и ждал своего часа перекус. Я снова была в пути сама по себе, снова горизонт удалялся от меня, снова сердце радовалось перемене мест, которая когда-то была мне такой привычной. Можно видеть, слышать, чувствовать, впитывать, пусть и не совсем новое, но всё-таки не до боли знакомое и рутинное.
"Это значит меня бесполезно искать,
Занедужил я, лекарь мой - путь.
Будет ветер мою шевелюру трепать
И толкать, как товарища, в грудь!"



Collapse )