svet_w_okoshke (svet_w_okoshke) wrote,
svet_w_okoshke
svet_w_okoshke

Categories:

Голубой дом

Уже несколько раз в прошлые годы, гуляя вечером в рязанской деревне, я хотела написать этот пост. Но каждый раз решала не писать, ведь столько всего менее грустного можно было написать про деревню. Но сейчас я не знаю, когда со всеми этими ограничениями попаду в деревню, без бабушки (или хотя бы возможности позвонить ей и всё рассказать) будет не то, да и просто нынешнее время для меня печально. Так что время для поста про голубой дом пришло.

...Дом в деревне у нас совсем маленький, и когда мы приезжали в деревню в моём детстве, мы ходили спать в голубой дом. Или просто - "в тот дом". В нём какое-то время жила сестра моей бабушки, но в моём детстве она уже там не жила, а дом стоял не жилой, но вполне пригодный, для того чтобы там спать. И по вечерам и после обеда мы с родителями или с бабушкой шли туда. Нужно было пройти по хорошо утоптанной пыльной тропинке, ныряющей под липы, пять домов. Вот коричневатый дом, сразу рядом с нашим. Мне говорили, что там жила тётя Катя. После неё в этом доме какое-то время жила, кажется, семья из Киргизии. Я с их девочкой играла, но совершенно её не помню. Помню, что угощала твёрдыми шариками из сыра, сейчас погуглила, называются "курт" или "курут". А потом дом купили, разобрали и увезли, осталось пустое место. Вот синий дом с палисадникой, а вот - бежевый, в палисаднике которого растут золотые шары. Сейчас у нас тоже растут золотые шары - символ русской деревни для меня, и палисадник тоже есть. А тогда палисадника не было, и я завидовала тем, у кого он был. И тем, у кого дома были в 5 или 6 окон в улицу - большие такие! После бежевого шёл тёмно-серый дом, а за ним - бордовый, который потом взяли и перекрасили в ярко-жёлтый.



И вот он - наш голубой дом! Крыльца в моём детстве уже не было, поэтому заходили через двор. Ключ - в амбарный замок, и мы во дворе, уже старом, с дырявой крышей, а оттуда - ветхие ступени в старые сени с щелями в полу и приставной лестницей "на потолок". На двери в дом мелом нарисован дракон, кажется, надпись "Не входить" и значок высокого напряжения (я пишу по памяти, сейчас это никак не проверить). По-моему, мне говорили, что это - труды моей троюродной сестры Наташи. Когда я была совсем-совсем маленькой, Наташа провела лето в деревне со мной и со своей дочкой Юлей. Я этого, конечно же, не помню, но я могу представить, сколько хлопот было с двумя малышами и их пелёнками в деревне без стиральной машины. И мне тепло на душе.

Ещё один амбарный замок. Дверь открывалась и закрывалась плотно, и если в дом заходили в тёплый день, сразу чувствовался контраст между прогретыми солнцем сенями и прохладой внутри дома. Я пишу это, а сама смутно чувствую запах той комнаты, ощущение покоя и отделённости от всего происходящего. Я не помню доски пола и потолка, не помню толком, какие были обои (они и сейчас там есть), но я их...чувствую. Железная кровать слева от двери - для взрослых, а в углу напротив двери - детская кровать, покрытая жёлтым лаком. В ней спал ещё мой папа. В ней и я спала. Кажется в 10 лет, я залезла в неё и, хоть и с трудом, но поместилась.  Стол, тюлевые занавесочки на верхней половине окна, белые, всегда задёрнутые шторки - на нижней. Цветастая занавеска, отделяющая спальное место на печке... Вторая комнатка - маленькая, что-то вроде кухни, но бабушка у нас в избе всегда называла его чуланом, поэтому теперь и я так называю. Так как в голубом доме уже не жили постоянно, то там это было действительно больше похоже на чулан, а не на кухню. А ещё на бревенчатых стенах кое-где снова попадались рисунки мелом.

(Просто фотка из деревни. 2004-ый. Я про неё совсем забыла, хотя снимала я. Нашла, разбирая бабушкины вещи, и поставила в рамочку)



При мне на усадьбе уже не было грядок, но были яблони, малина, смородина, ежевика. Малина плотно росла уже возле дверки, ведущей со двора в сад. Если было плохо протоптано, приходилось пробираться, обжигаясь крапивой. А ещё рядом со двором росла (растёт, я надеюсь) яблоня - розовая грушовка. И в урожайные годы родня сидела под ней и бесконечно (мне казалось) резала яблоки тонкими ломтиками. А потом эти ломтики поднимали по приставной лестинце "на потолок" и раскладывали сушиться на ткани и металлических жаровнях. Когда я освоила приставную лестницу, я тоже стала лазить наверх, немножко помогать, а больше - побыть в необычной обстановке и ощутить ,как жарко под крышей. А если я была внизу, в доме, то я слышала, как кто-то топает у меня над головой. Помню, как-то, когда мне уже было лет 12, дед заготовил старые доски, чтобы на них удобнее было рассыпать сушиться яблоки, и попросил меня принести их в голубой дом. Ну а я сначала на досках попрыгала, они подо мной развалились на несколько частей, и в таком виде я понесла их деду. Он посмотрел на то ,что я принесла, и сказал: "Я тебя просил принести доски, а не дрова!" Сейчас я не люблю компот из сухофруктов, предпочитаю свежие или замороженные. Но бог мой, как бы я хотела с кем-нибудь вот так сидеть и стругать розовую грушовку тонкими ломтиками...

(Это не та яблоня, но тоже где-то в рязанской деревне)


Ещё из ранних воспоминаний - как я в голубом доме утром стою на "взрослой" кровати и пою (или слышу в чьём-то исполнении?) песню "Мои мысли - мои скакуны". А вот - суббота, мой День рождения. Да ещё какой! 5 лет! Мама и папа подарили мне премиленький сервиз с прозрачными красными блюдцами и зелёными чашечками. Но мне грустно: завтра воскресенье, и родители уедут в Москву. А через месяц будет уезжать бабушка, я буду очень плакать и просить взять меня с собой. Но меня не взяли - был тот самый август 1991-го, и вокруг говорили непонятное слово "путч" и про танки в Москве...

В 1996-ом дед всё лето был в деревне один, а в бабушкин отпуск приехали не только мы с ней, но ещё и дедова сестра со своей внучкой. И мы снова ходили спать в голубой дом. Наверное, это был последний год, когда я там спала. Мы с этой внучкой играли в доме, пока наши бабушки резали яблоки. И случайно вышибли стекло. Оно не разбилось, а просто вылетело из рамы. Нас не ругали, а супер-рукастый дед вставил стекло так быстро, что мы даже не поверили, что всё готово.

Я росла, а двор, через который мы заходили в голубой дом, ветшал. Я ещё не достигла своего нынешнего роста, а мне уже нужно было сгибаться в три погибели, чтобы проходить в маленькие дверки... Сейчас двор уже развалился, а сам дом густо увит хмелем. Наверное, из-за этого летом там ещё прохладнее. И в окошко через занавески не светит фонарь, и маленькая я не смотрю на него. Как я уже написала выше, у нас теперь есть палисадник и золотые шары, а наш дом с тремя окошками оказался не хуже тех опустевших домов с пятью - мы ведь туда ездим до сих пор! Но как грустно, как больно вечером в деревне ходить мимо пустых домов до увитого хмелем голубого дома, который хранит воспоминания не только о моём детстве, но и о многих тех, кого уже нет. И о том, какой живой была деревня несколько десятков лет назад! (Опять расплакалась).

Посвящается деду Вите, бабе Шуре, тёте Наде и дяде Саше, с которыми они были очень дружны. А также всем ушедшим бабушкам и дедушкам, беззаветно любившим своих внуков, и которые когда-то тоже были молодыми и жили, как умели.



Tags: бабушка, о своём, родные просторы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments