svet_w_okoshke (svet_w_okoshke) wrote,
svet_w_okoshke
svet_w_okoshke

Categories:

Про аппендицит. Часть 2. Резать к чёртовой матери!

Продолжение. Начало тут.
Полночь. Приёмный покой. Врачи "скорой" оформили меня в окошке, попрощались и пошли ждать следующего вызова. Кроме меня принимали женщину, которая, кажется, как-то очень сильно ушибла живот и, лёжа на каталке, твердила, что ей лучше сразу в морг, и мужчину, который лежал в неестественной позе - у него открылась язва. Какой-то тазик с кровью пронесли, но даже моя мама стойко перенесла это событие, ну а я-то и подавно. Дежурный хирург в чёрных одеждах (как называется одежда врачей? Роба? UPD: Сейчас зашла на сайт одежды для медиков, там написано "костюм хирурга". Что-то странненько звучит) записал мои "показания", в очередной раз пощупал, а затем выдал бумажку со списком того, что мне надо было сделать: сдать кровь, мочу, сделать рентген, узи, пройти ЭКГ, кажется. Предупредил, что придётся сделать "вот такой разрез" и показал его размеры. Я удивилась: мне было предпочтительнее остаться с рубцом, но живой, нежели хладным трупом без рубца.

Долго я таскалась по всем кабинетам: мне надо было пройти их в определённом порядке, но именно в нужном кабинете почему-то никого не оказывалось. На УЗИ врач поругала мою первую "скорую": "Что же они аппендицит пропустили? Можете предъявить им большую и толстую претензию!" В очередной раз проходя по коридору, я встретила хирурга с интерном: "Вот, посмотри, типичная "аппендицитная" походка", - ткнул он в меня пальцем. Когда после всех анализов я вернулась к нему в кабинет, там появился ещё и хирург в зелёном. И снова я с трудом улеглась на кушетку, снова мой живот пальпировали, снова пообещали "вот такой разрез"... Да что они меня всё разрезами пугают? Я жить хочу! И понимаю, что без разреза не обойтись!

Потом мы с мамой пошли в процедурную, где мама помогла мне раздеться, я кое-как улеглась на каталку, медсестра надела мне на голову шапочку, а на ноги - бахилы ,которые по длине, как валенки. Кому-то ещё делают промывание кишечника, но мне уже просто не от чего его было чистить. На этом приготовления закончились, и меня повезли, собственно, в операционную. Мама этого не поняла, решила, что меня везут в палату и спросила:
- А можно с ней дальше пройти? Вещи отнести?
- Куда? В ОПЕРАЦИОННУЮ?! Вы с ума сошли?
Прям как в кино! Я лежала на каталке, меня куда-то везли, а я на ходу успокаивала маму.

В лифте медсёстры, матерясь, обменивались впечатлениями о другом лифте, в котором одна из них застряла на три часа. Надеюсь, это было без пациента. Потом обратились ко мне:
- Небось, семечек много грызла?
А я так и не научилась их шустро лузгать, поэтому потеряла к семечкам всякий интерес. А в детстве завидовала грызущим семечки из больших душистых подсолнухов... Вкатили меня в операционную, и тут я не выдержала и всё-таки спросила:
- Всё ведь будет хорошо?
- Хорошо было бы, если бы ты раньше сюда попала. Сделали бы быстро лапароскопию, и всё. А теперь уже поздно, надо резать.

Я потихонечку перелезла на операционный стол. Блин. Я на операционном столе. В шапочке и бахилах, пока что прикрытая простынкой. Я буду под наркозом. Меня будут резать. Не думать. Сохранять спокойствие и адекватность. Это всё мне во благо. Ноги привязали к столу, руки развели в стороны, подключили какие-то датчики. Когда медсестра воткнула мне в руку катетер, у меня кольнуло в животе, и я вскрикнула.
- Это что такое? Мы тут в 2 часа ночи будем плакать и хныкать? - довольно грубо сказала медсестра.
- Я не плачу. Мне просто больно.
- А что это ты хамишь?
- Я не хамлю.
- Нет, хамишь!
Если честно, я опешила. Лежала себе тихо-мирно на операционном столе, мне было плохо, чуть-чуть я ойкнула, а на меня напали и обвинили в том, что я хам. Вот 5 месяцев прошло, а мне до сих пор обидно от такой несправедливости. Тогда я просто замолчала и стала думать, что скорее бы уже наркоз и всё началось, а я бы не смогла думать об этой медсестре и мотивах её поступка. Может, конечно, это и было её целью, но так как я натура тонкая и ранимая, мне было очень обидно. 

Пришёл анестезилог в бандане с черепушками, спросил рост и вес, стал готовить меня к наркозу. А я пока что косилась на экран с "сердечными" показателями: давление вполне симпатичное, пульс для такой обстановки весьма спокойный... Не знаю, сколько времени прошло, но наконец-то мне что-то вкололи, а к лицу поднесли маску. Я стала вдыхать и ещё успела подумать, что чего-то ничего не происходит... А следующим, что я смутно помню, было (хотя не уверена, что было именно так) похлопывание по щеке и слова: "Дарья, а теперь просыпаемся!" Открыла глаза, а мне тут же сунули какую-то бумажку и попросили расписаться. Даже после наркоза, будучи в полнейшем неадеквате, я спросила: 
- А за что я расписываюсь?
- Не волнуйтесь, мы не кредит на ваше имя оформляем, а то бы нас тут уже не было. (Расписаться надо было за операцию)
Я расписалась и снова отключилась. Пока меня везли в палату, я иногда просыпалась, помню, что снова был лифт. Но на этом всё. Тут люди пишут, что пациенты под наркозом и при выходе из него часто матерятся и несут чушь всякую. Интересно, я тоже так? Надеюсь, ничего лишнего не сболтнула!

В палате я как-то перебралась на кровать, мне на живот положили лёд, укрыли одеялом, и я уснула. Было где-то 3:40 утра - это я потом от соседки узнала. Часа через три я проснулась и поняла, что вообще-то хочу в туалет. Проблема в том, что у меня есть только я. Ни одного элемента одежды у меня не было, не говоря уже о тапочках. Как раз в это время заходила медсестра, она мне выдала какой-то серый халат, у которого ещё и пояс не завязывался. Вставая, я обнаружила, что у моего тела появилась новая деталь: из живота торчала трубка, на конце у которой было что-то вроде пакетика. В больнице я была впервые, и понятия не имела, что это за хреновина и что за жидкость в неё стекает. Мне сказали, что это дренаж, но мне это всё равно на тот момент мало что объяснило. Оказалось, что так как у меня был перитонит, гной уже попал в брюшную полость, её промывали, и всё лишнее должно было вытечь через эту трубочку. Встать было нелегко, всё-таки за 4 часа до этого у меня был разрезан живот, но я справилась, замоталась в халат, а одна из соседок подставила руку и довела меня до туалета. И снова ирония судьбы: я, молодая и сильная, иду по больничному коридору босиком, согнувшись в три погибели, в каком-то нелепом халате, и опираюсь на женщину в возрасте, которая в больницу тоже не прохлаждаться приехала...

Соседки по палате оказались уже все за 50, одна из них отдала мне бутылку воды, потому что меня мучила жажда, а своего у меня ничего не было, дала телефон, чтобы я могла сообщить, что со мной всё более-менее в порядке. С обходом пришёл лечащий врач, тот самый хирург в зелёном. До этого соседка успела мне рассказать, что он уже вторые сутки на ногах, и что, когда она месяц назад попала в больницу, он спас ей жизнь. Она тоже долго тянула с болью в животе и даже собиралась после выходных пойти на работу, но всё-таки вызвала "скорую". В больнице ей сказали, что ещё пара часов - и делать уже ничего не нужно было бы. Вроде даже кто-то из врачей отказался её оперировать, и тогда приехал вот этот врач "в зелёном" и её прооперировал. Тот день она считает своим новым Днём рождения, а вместе со мной в больнице оказалась из-за каких-то осложнений, возникших оттого, что она так затянула с операцией. И вот, глядя на уставшего врача с выступившим на шее красным пятном, я подумала, что вот этому человеку от меня не должно быть никаких лишних хлопот и беспокойства. Я понимаю, что нормально задавать в больнице вопросы о своём состоянии, но я честно старалась лишний раз не дёргать хирурга - вокруг и так было полно более тяжёлых или беспокойных пациентов. Наверное, есть какая-то особенная любовь спасённых к своему спасителю: я до сих пор каждый день тепло вспоминаю Эльдара Альфредовича, его терпеливость, энергичность, умение сохранять спокойствие и какой-то огромный запас жизненной силы, который в таком месте, как больница, очень нужен.

Часов в 9 утра приехала мама - только что прооперированных больных можно посещать во внеурочное время. Наконец-то у меня были тапочки, одежда и, да, телефон. А ещё - вода и целая куча влажных салфеток! Жизнь определённо налаживалась! Как-то проходившая мимо медсестра сказала: "А ты что лежишь помираешь? Вставай и ходи! Нужно больше двигаться, чтобы спайки не образовались!" Я немного походила с мамой под ручку, но разогнуться так и не смогла, хотя меня и убеждали, что нужно стараться. Как было странно ходить еле-еле, когда в обычной жизни я хожу быстро, а в метро вообще скрежещу зубами, когда какой-нибудь тихоход путается под ногами.

Когда мама ушла, я начала отписываться всем любопытствующим о своём состоянии и чувствовала себя звездой и героем дня. Оказалось, что у моей знакомой в тот день была плановая операция, и мы обе удивлялись как совпали наши операции. А потом мне вкололи обезболивающее и первый раз в жизни поставили капельницу - надо было прокапать антибиотики. Оказалось, что капельница - это не так уж и стрёмно, при условии, что она маленькая по объёму, как была у меня. Вот моей соседке заливали полтора литра, уж ей было не сладко.

В тот день у нас в отделении было особенно многолюдно: студенты проходили практику, шума от них было много, толку - не очень, но они наполняли больничный коридор смехом и жизнью, и мне это нравилось. Одна из девочек всё-таки прибежала на наш зов и сняла с меня капельницу. А потом подействовало обезболивающее, и меня каааак вштырило. Я включила в наушниках музыку, почти распрямившись вышла в холл к лифтам и стала тихонько подпевать, размахивать руками... и чувствовать себя чуть ли не счастливой. Потом подошла к медсестре, которая сказала, что нечего лежать и помирать и спросила, у не надо ли мне дополнительно делать какие-то упражнения. Та ответила, что достаточно просто ходить. Зацените: утром ходила с трудом, согнувшись пополам, а в обед уже под музыку зажигала. Да, обезболивающее помогло, вот только все следующие разы, когда мне предлагали его вколоть, я отказывалась - не чувствовала надобности. Я действительно выздоравливала не по дням, а по часам, хотя впереди был ещё долгий путь...
Tags: аппендицит, всё к лучшему, о своём, смена плана
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments