svet_w_okoshke (svet_w_okoshke) wrote,
svet_w_okoshke
svet_w_okoshke

Зима студёная, слегка влюблённая

"А поутру спустилась благодать
Забытых снов и слов из Златоустья,
И невозможно стало дольше спать,
И я открыл глаза на этом чувстве".

Как хорошо проснуться в воскресенье не от звонка будильника, а именно от того, что "невозможно стало дольше спать" - лежать и слушать тишину воскресного утра, смотреть на посветлевшее небо, чувствовать пальцами ног тепло одеяла... И, слава богу, ничего не болит, руки-ноги, тьфу-тьфу-тьфу, прекрасно двигаются, да и просто есть жизненный тонус, сила, радость! Прекрасное ощущение!
А ещё мы с Ленко едем в Константиново, на родину Сергея Есенина - мороз, солнце, красивая природа, деревенский покой... И дорога, песни и Ленко, как в старые-добрые времена - с Ленкиным замужеством я уж и не помню, когда мы так последний раз куда-то ездили.


Рано выходить из дома мы не умеем (если только когда очень надо), а потому только в начале второго я стояла на троллейбусной остановке и ждала. когда приедет Ленко. Пока ждала, мы с каким-то мужиком из Саратова поговорили про жизнь и бедственное положение регионов, если бы Ленко подольше постояла в пробке, мужик успел бы мне всю свою жизнь рассказать, чую я, что к этому шло. Сразу вспомнилось, как я в Ереване провалялась полдня с температурой и кашлем, но потом всё-таки вытащила себя на прогулку после вечерней грозы, накинув лёгкую кофточку и повязав чисто символический шарфик. Я быстро смекнула, что от такой прогулки могу слечь окончательно и вовсю умоляла организм как-нибудь обойтись без воспаления лёгких, обещая, что в следующий раз буду благоразумнее. Хм... И собралась я уже идти домой, как со мной по-английски заговорил местный парень, и кончилось всё тем, что я за чашкой чая слушала историю его жизни, его печали, его проблемы - всё-таки путешествие - это же не только достопримечательности, это ещё и люди. Правда, мне было очень странно это всё слушать, и от кашля меня просто выворачивало, зато когда мы прощались, у человека появился хоть какой-то оптимизм и вера в возможность светлого будущего!

Так вот, села я к Ленко в машину и говорю, что навигатор рисует нам три с половиной часа пути. И тут я понимаю, что у Ленко глаза лезут на лоб, а её вопрос: "А куда мы едем?" всё ставит на место :) Дело в том, что Константиново, которое родина Есенина находится в 20 километрах от Рязани, то есть, примерно в 200-ах километрах от Москвы. А в районе Домодедово есть ещё одно Константиново, а в нём есть заброшенная усадьба, известная как дом Пржевальского. Вот Ленко и решила, что нам туда. Но что я очень люблю и ценю в Ленко - так это одинаковую со мной степень авантюризма. И хоть по пути Ленко спрашивала меня, а не подойдёт ли нам Жуковский или Кулаково...а вот Костино - это же почти Константиново...или вот ещё один съезд на Коломну...и ещё один...она всё равно ехала в Рязанскую область :)
- Съезд. Прямо 87 километров, - сказал навигатор.
- Какие 77 километров? Четвёртый час!!!
- Нет, Ленко, 87, а не 77...
И я готова была бы уступить, но это было бы сделано скрепя сердце, потому что уж очень хотелось доехать до Константинова - ведь столько раз проезжала я этот поворот по пути в деревню или обратно, но когда едешь на выходные по 8-9 часов в одну сторону, то уже как-то не до Есенина становится. Но Ленко и сама рада была широте наших горизонтов, и она заинстаграмила въезд в Рязанскую область с подписью: "А с утра я думала, что мы поедем в район Домодедово..." Нерпа Влаааадик в этот раз не смог инстаграмить, потому что на днях летал в Европу и ещё не успел вернуться домой. А мне его всю дорогу не хватало, но что поделать, он самостоятельная личность и живёт своей жизнью :)

На повороте к Константинову стоит указатель с портретом Есенина, а дальше - поля, поля, поля. И плевать, что уже без чего-то пять вечера. Мы всё-таки доехали, а солнце так красиво клонится к закату, и так славно здесь!

Музейный комплекс состоит из нескольких зданий - дом, в котором родился и вырос Есенин, земская школа, усадьба Л.И.Кашиной - музей поэмы "Анна Снегина", которую я специально прочитала накануне поездки, и другие. Мы успели посмотреть только дом Есенина и усадьбу Кашиной, а потом музей закрылся, а солнце село :) И в этих домах на меня нахлынуло ощущение деревенского уюта - чтобы вот за целый день нагуляться на морозе. прийти в тепло с раскрасневшимися щеками, скинуть валенки с гортексом уличную одежду, потихоньку оттаивать, пить горячий чай...А ночью беззаботно уснуть с улыбкой на лице, закинув руку к голове, как ребёнок...








"А сквозь окно музея, чуть зеленое,
Глядит цветною льдинкою хрустящая,
Зима студеная, слегка влюбленная,
Незабываемо ненастоящая".









Дом Есенина




Памятник Есенину стоит не на высоком постаменте, а практически на уровне земли, и от этого он кажется ещё больше. Судя по золотистому цвету пальца Есенина. Все за этот палец хватаются, подержались и мы:

Большой дяденька, обрати на меня внимание!

А вот тут вы ни за что не догадаетесь, что я играю в маленького Есенина :)

Апельсин солнышка был у самого горизонта, и в голове у меня крутилось стихотворение, правда, не Есенина, а Валерия Брюсова, которое я учила в 11-ом классе. Но оно очень подходило к моменту. Называется "Снежная Россия":

За полем снежным — поле снежное,
Безмерно-белые луга;
Везде — молчанье неизбежное,
Снега, снега, снега, снега!

Деревни кое-где расставлены,
Как пятна в безднах белизны:
Дома сугробами задавлены,
Плетни под снегом не видны.

Леса вдали чернеют, голые, —
Ветвей запутанная сеть.
Лишь ветер песни невесёлые
В них, иней вея, смеет петь.

Змеится путь, в снегах затерянный:
По белизне — две борозды…
Лошадка, рысью неуверенной,
Новит чуть зримые следы.

Но скрылись санки — словно, белая,
Их поглотила пустота;
И вновь равнина опустелая
Нема, беззвучна и чиста.

И лишь вороны, стаей бдительной,
Порой над пустотой кружат,
Да вечером, в тиши томительной,
Горит оранжевый закат.

Огни лимонно-апельсинные
На небе бледно-голубом
Дрожат… Но быстро тени длинные
Закутывают все кругом.


А ещё я же сам себе волшебник, и не только мини-вьюгу могу устроить, но ещё и туману напустить :)



А Ленко позвонила своей маме, у которой Есенин - любимый поэт, и та прочитала Ленко по телефону именно есенинский стих...
И были светлые долгие зимние сумерки, переходящие из голубого в сиреневый, и медленно таял на западе холодный закат. И как так получается, что я не люблю зиму и холод, но в этот морозный вечер я стою и смотрю с холма на закованную в лёд Оку и испытываю счастье? Почему я рада тому, что от мороза не двигается лицо? Почему в этот момент я себя чувствую единым целым с этим простором?.. Да зачем искать ответы, просто хорошо...И я знаю, что Ленко тоже хорошо, и ни одна из нас не жалеет, что сейчас находится здесь.

















"И оказалось счастьем просто жить,
Не формулируя природу в слово,
И если в чем-то изредка спешить,
Так это сделать благо для другого.
И не пускать унынье на порог,
А воспевать текущее мгновенье,
И если Бог пошлет немного строк,
То это в радость или в утешенье".


А вот и вся песня Олега Митяева, которую я тут цитирую, и которая у меня ассоциируется с такими зимними днями (видео чужое):

(А ещё спасибо тем, кто придумал гортекс, благодаря которому ногам совсем не холодно!)

...Неспеша машина вырулила с тёмной петляющей дороги на трассу. "Рязань - 20 км, Москва - 180 км" - "Скоооока?!!!" - "Может, лучше в Рязань?" А у меня немножко щемит сердце, до нашей деревни проделана почти половина пути, а мы едем обратно в Москву. Умом понимаю, что сейчас там всё занесено снегом, не проехать, дом пустой стоит...но сердце любит те места, ничего не попишешь...
Мы мчимся по вечерней трассе, за щекой - леденец, на плечах у нас с Ленко - одинаковые уютные мягенькие шарфики, привезённые из Нью-Йорка, на мне - ещё и розовые тапочки с котяточками, когда-то купленные специально, чтобы мне было, во что переобуться в Ленкиной машине, а в динамиках Фредди Меркьюри поёт одну из самых позитивных песен - Don't stop me now. Мне хорошо и уютно, и я испытываю чувство благодарности - миру за этот день и Ленко - просто за то, что она такая вот, какая есть.

Как-то несправедливо получилось, ездили в гости к Есенину, а ни кусочка его стихов нет. Поэтому заканчиваю, собственно, последними строчками из "Анны Снегиной":

Когда-то у той вон калитки
Мне было шестнадцать лет.
И девушка в белой накидке
Сказала мне ласково: «Нет!»
Далекие милые были!..
Тот образ во мне не угас.
Мы все в эти годы любили,
Но, значит,
Любили и нас.
Tags: Константиново, Ленко, всё к лучшему, выходные, жизнь в пути, родные просторы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments