svet_w_okoshke (svet_w_okoshke) wrote,
svet_w_okoshke
svet_w_okoshke

Поднимаемся к небу по вантам, как будто по вехам

Стеклянный колпак, больше месяца укрывавший мои воспоминания о "Крузенштерне", приподнялся, и мне срочно захотелось написать о том, как я поднималась на мачты. Напомню, что у "Крузенштерна" их четыре - фок, I грот, II грот и бизань. На бизань, несущую косые паруса, не поднимаются, а вот на первые три мачты курсантам много приходится лазать во время парусных авралов. Ну а мы потренировались подниматься на мачты в свободное от авралов время, хотя несколько человек и в аврал успели там побывать.

Два раза я поднималась на II грот и один раз - на фок. (Я уже писала, что на "Крузенштерне" время течёт не так, как на земле, и у меня все воспоминания смешались в кучу, и хронологический порядок был утерян. Так вот, мачты у меня в голове тоже перемешались, хоть их и всего четыре, и где что было, я уже тоже чуть не напутала).



То, что можно будет подняться на мачты "Крузенштерна", я знала ещё в феврале, равно как и то, что все подъёмы - сугубо добровольные, и никто на мачту специально меня загонять не будет. Но побывать на знаменитом барке и не подняться на мачту, на которую МОЖНО подняться?.. Надо или быть совсем дураком, или панически бояться высоты. Будучи натурой мечтательной и склонной всё идеализировать, я уже привыкла проводить среди себя "отрезвляющую" работу, провела я её и в этот раз: когда до "Крузенштерна" - несколько месяцев и несколько тысяч километров, то и 56-метровая мачта кажется не такой высокой, но вот когда ты будешь стоять на палубе и готовиться лезть на эту мачту, наверняка коленочки-то затрясутся... Несколько месяцев пролетели сами, несколько тысяч километров я пролетела на самолёте, и вот я с группой желающих стою в страховочной обвязке возле II грота "Крузенштерна", а другая группа желающих собирается штурмовать I грот. Среди нас есть те, кто на "Крузенштерне" уже не впервые и на мачте поднимался, но все всё равно внимательно слушают боцмана II грота Александра Лесникова.



Сейчас мне сложно сказать, что именно я чувствовала в тот момент. Я не помню, насколько мне было страшно, мне даже кажется, что я как-то сознательно на себя нагоняла лишний страх: ведь так-то я видела уже не раз, как мальчишки-курсанты ловко и быстро поднимаются по вантам, вылезают на реи и работают с парусами - сколько людей проделывали это до меня и проделают после? Значит, и я вполне смогу подняться, только не надо быть излишне самонадеянной. Ну, и ещё то, что вот сейчас надо будет вылезти на уровень края фальшборта, а оттуда уже лезть по вантам, так же без страховки, а страховаться уже там, на марсовой площадке...





Марсовая площадка по меркам мачты расположена совсем невысоко - метров 15 от палубы, и те, кто поднимаются в первый раз, идут до неё, кто поопытнее - до салинга, ну а кто-то и на рее посидел, наверное - у меня же в голове всё смешалось. Подошла моя очередь, и вот уже я лезу вверх ("держаться только за вантины, за балясины не хвататься, вниз лучше не смотреть"), старательно сохраняю три точки опоры, руками хватаюсь только за вертикальные вантины, вниз стараюсь не смотреть... Впрочем, взгляд всё равно иногда с любопытством соскальзывает в сторону палубы и... да ничего такого, не пугает меня удаляющаяся палуба. Всё внимание сконцентрировано на том, чтобы правильно поставить ногу, надёжно зацепиться рукой и не сорваться, всё остальное сейчас не важно - ведь моя осторожность сейчас - это не только залог сохранности моей жизни и здоровья, но и кое-чего ещё очень ценного - доверия тех, кто меня сюда пустил, того же капитана или боцмана. И это доверие ни в коем случае нельзя обмануть. Вот просто никак.



В помощь нам выдали матроса Антона - парнишку с удивительно светлым и добрым лицом и одного из курсантов-"брамселистов". Три верхних паруса называются брамселями: нижний брамсель, верхний брамсель и бом-брамсель, и, соответственно, брамеслисты - это те ребята, которые во время авралов работают на самом верху. Короче, это те ребята, которые на мачтах себя чувствуют почти как рыба в воде. Так что лезла по вантам я параллельно с Антоном, на марсовую площадку мне помогал залезть наш брамселист, чьего имени, к сожалению, не знаю, так что до первой своей "вершины" я добралась благополучно. Опять же, не могу вспомнить, насколько счастливой я себя там ощущала, ведь в другие разы я поднималась выше, но что счастлива была - это точно! И слезать мне не хотелось, ведь каждая новая высота в жизни дарит ощущение эйфории. Вниз я пошла самой последней (предварительно попытав брамселиста на предмет того, как он разбирается в такелаже, и что такое вот это трос, и ещё вот этот), на этот раз уже уверенно (но не теряя концентрации) ступая по балясинам. "Я не вижу волнения на этом лице! Поздравляю!" - сказал мне Сергей, проводивший у нас занятия по яхтингу, и пожал мне руку. Ну а я на радостях ещё и обняла боцмана Лесникова.



Настя, Лёша и невзначай проходящий мимо парусник:









Лирическое отступление. Сейчас читаю книгу Александра Городницкого "И вблизи, и вдали", и одна глава там посвящена воспоминаниям о "Крузенштерне", на котором Городницкий сходил в несколько рейсов в бытность барка научно-исследовательским судном. Вот, как он описывает свой подъём на мачту:

"И все-таки, проплавать полгода на паруснике и ни разу не подняться на мачту было выше моих сил. Плавали мы в это время в Карибском море, погода была тихая, и я решился попробовать свои силы. Командирский мостик на "Крузенштерне" расположен около первого грота. Поэтому для своих подвигов я выбрал второй грот, имея в виду, что вахтенные на мостике обычно смотрят вперед и назад не оглядываются. Достав выпрошенный у боцманов страховой пояс с карабинчиком, я, оглядевшись по сторонам, начал понемногу подниматься по вантам и так довольно легко достиг марсовой площадки - метрах в двадцати пяти выше палубы. Этого, однако, мне показалось мало, и я решил добраться до салинга. От марсовой площадки вверх уже более узкие ванты, да и угол их был куда круче. Стараясь не смотреть вниз, я бодро двинулся вверх, но в какой-то момент, не удержавшись, все же бросил взгляд вниз и оцепенел. Где же судно? Подо мной расстилался необозримый синий океан, и только внизу у самого основания мачты желтела какая-то узкая полоска. Голова моя закружилась. Вдруг ощутивший себя в пустоте, как муха, висящая на зыбкой паутине, я дрожащими руками пристегнул карабин страхового пояса к вантине и ухватился за нее обеими руками. Дальше рассказывал старпом: "Когда тебя снимали, - похохатывая, объяснял он, - то снимали втроем. Два моряка тебя страховали, чтобы ты с перепуга не свалился, а третий пальцы твои от вантин отжимал". Третьим был все тот же старшина Овчухов, человек страшной физической силы. На пари он не просто гнул руками подкову, а разрывал ее на части. Это он пытался мои пальцы от вантин оторвать! "Но ничего у него не вышло, - продолжал старпом, - ты только головой мотал и мычал, а пальцы от вантины так и не отпускал. Пришлось Овчухову дать тебе легкий подзатыльник, чтобы ты отключился. Тут ты враз пальцы разжал, отключился, и тебя забрали". От "легкого" овчуховского подзатыльника месяца два у меня все не заживал кровоподтек на шее".

...Так как мой опыт подъёма на мачты оказался удачнее, чем у Городницкого, то я полезла туда и второй, и третий раз. Во второй раз мне довелось вылезти на нижний марса-рей всё того же II грота. Нижний марса-рей - это рей, к которому крепится нижний марсель, второй по счёту парус снизу. Это уже чуть повыше марсовой площадки, но всё равно ниже середины мачты. Здесл слодность уже в том, что под ногами у вас - не площадка с сеткой, а мягкий трос (не буду врать, как он называется - не знаю). Я вылезла на рей самой последней, поэтому самые волнующие места (особенно на ноке рея) уже были заняты, и я оказалась ближе всех к мачте, но ощущения всё равно были непередаваемые. Вот так снизу выглядит процесс вылезания на рей:



Далее идёт уникальный кадр, на котором я не то, что не улыбаюсь, а даже взволнована...тем, что телефон может выскользнуть из рук и кого-нибудь прибить на палубе.







Где я только не потаскала Влаааадика, так что не сунуть его в карман при подъёме на мачту я не могла:



Только я пообвыклась на рее, как пришла пора лезть на салинг - вторую площадку на мачте, на высоте примерно в 30 метров. Чуть повыше середины. Ванты туда уже идут узкие и гибкие, лезть сложнее, да и на саму площадку вылезать неудобно, я долго не могла разобраться, куда лучше поставить ногу. Но глаза боятся, а ноги всё-таки куда-то ставятся (благодаря подсказкам Антона), и вот вторая вершина взята! Нууу, здесь уже поинтереснее. Через какое-то время ко мне забираются Паша и Денис, и мы втроём наслаждаемся открывающимися видами моря...и моря.







Надо мной видно ванты, по которым надо лезть, если хочешь подняться ещё выше - совсем уже тоненькие лесенки:



Когда мы вернулись на палубу, по судовой трансляции объявили, что пора "Экипажу, курсантскому составу и группе "Морская практика" пить чай". И я помню, как спускалась в наш салон прямо в страховочной обвязке и вся прям так и сияла, так и сияла... А потом шла по коридору, громыхая всё той же обвязкой, и случайно задела карабином стену, и мне прям так жалко стало, что я "Крузенштерн" ударила, а тут ещё старпом навстречу шёл весь такой серьёзный... И всё равно я сияла.

Третий подъём был тоже прекрасен. Гонка уже закончилась, паруса были убраны, а радары, расположенные на фоке, отключили, чтобы можно было подняться и на эту мачту. Опытный народ сразу усвистал на бом-брам-рей - это который выше всех. Я тоже собиралась туда забраться, но так как желающих было много, пришлось делать передышки на марсовой площадке (пффф) и салинге (детская высота). И вот стоим мы с Пашей и Полиной на марсовой площадке, и так как Паша из Новосибирска, я начинаю напевать песню про Новосиб, которую знаю благодаря тоже Паше, только с работы: "Нет природы в мире лучше, чем в Сибири..." Паша. большой любитель музыки, реагирует немедленно: "Ты знаешь практически гимн Новосибирска, сейчас я тебе включу другую песню этой группы. Если я когда-нибудь буду организовывать парусную регату, я включу эту песню на закрытии. Да она вообще к любому событию подходит!" Даже если эта песня подойдёт и не к любому событию, в те минуты на марсовой площадке фок-мачты барка "Крузенштерн", идущего в Балтийском море, она идеально вписалась в моё сердце:



Мы постоим, обнявшись, над миром,
И миру станет немного легче,
Мы постоим, обнявшись, над миром
До скорой встречи,
До скорой встречи,
До скорой встречи..."

Непередаваемое ощущение полёта, морские волны, ветер свободы, романтика странствий, ощущение радости, замечательные люди вокруг... И то, что я видела вокруг в тот момент, могло бы быть началом какого-нибудь фильма или заставкой передачи, но это была реальная ЖИЗНЬ. МОЯ ЖИЗНЬ. УИИИИИИИИИИИ!!!!



Потом мы перебрались на салинг, откуда Паша быстро ушёл ещё выше, а мы остались втроём с Алексеем, догнавшим нас после релаксации на бушприте, и Полиной. "Вот могла я подумать, что в 56 лет буду лазать по мачтам и залезу на салинг?!" - восхищалась Полина. И это действительно очень, очень круто! А вот её супруг Алексей возжелал залезть ещё выше. Вы когда-нибудь стояли между мужем и женой на мачте на высоте примерно 30 метров от палубы, когда они спорят, лезть ли одному из них дальше? А я стояла! Слева Алексей азартно порывался лезть на бом-брам-рей, а справа Полина очень за него переживала. Мне было несколько неловко присутствовать на этом...ээээ...семейном совете, но всё закончилось мирно:
- Ладно, не полезу я. Но буду тебе это всю жизнь припоминать! Будем в 90 лет сидеть в креслах-качалках, а я тебе напомню, как ты мне выше салинга подняться не дала!



Алексей на бушприте:



Тот самый радар:



А в это время на I гроте...



...и даже вот так:



А мне и на фоке неплохо - приятно быть впереди!





Паша вернулся, так и не выбравшись на бом-брам-рей, какое-то место там неудобное было, и пришла моя очередь лезть. Вот здесь мне было уже реально страшно - ветер дует, волнение моря сразу становится очень ощутимым, ванты узкие и мягкие. Предельная собранность. Предельная концентрация. И вот только я долезла до того неудобного места, откуда надо перелезать на бом-брам рей...как по судовой трансляции объявили конец подъёмов на мачты: подходило время обедать. Мне пришлось тут же лезть обратно вниз. Жалко, конечно... Но всё-таки я побывала на высоте бом-брам-рея, а сам рей...я думаю, он меня ещё когда-нибудь дождётся! Может, я переплюну Полину и в 56 лет залезу на бом-брам-рей?.. Причём не в первый раз.

"И мы стоим, обнявшись, над миром,
Становясь всё легче и легче...
И мы стоим, обнявшись, над миром
До скорой встречи,
До скорой встречи,
До скорой встречи..."
Tags: Крузенштерн, всё к лучшему, жизнь в пути, морское, я счастлив и нем
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments